Главная » Актуальные комментарии »

До российско-японской встречи на высшем уровне остается меньше двух недель

Подготовка к встрече руководителей России и Японии вышла на финишную прямую. В начале декабря Россию посетил министр иностранных дел Японии Ф. Кисида. Главная цель его приезда – отработка последних деталей предстоящего визита В.В. Путина Японию, который предполагается 15-16 декабря.

Российско-японские контакты заметно интенсифицировались в текущем году. Президент Российской Федерации В. В. Путин и Премьер-министр Японии С. Абэ трижды встречались в этом году: 6 мая в Сочи, 2 сентября во Владивостоке и 19 ноября в Лиме. Вслед за июньским визитом в Токио Председателя Государственной Думы С. Е. Нарышкина в конце октября – начале ноября Японию посетила Председатель Совета Федерации В. И. Матвиенко. Активизировались контакты министерств иностранных дел. Активизация контактов была вызвана, с одной стороны, интересами России, которая стремится к улучшению отношений с Японией, с другой – желанием Японии освободиться из-под влияния США в сфере внешней политики, занять самостоятельную нишу в АТР и в какой-то степени противостоять активной роли КНР в регионе. Сыграла свою роль и личная харизма премьер-министра С. Абэ, поставившего себе целью войти в историю Японии решением многолетней территориальной проблемы с Россией.

В настоящее время стороны ведут активную подготовку к визиту Президента России в Японию. В начале ноября Москву посетил японский министр экономики, торговли и промышленности Хиросигэ Сэко, ответственный также за развитие экономических отношений с Российской Федерацией. Во время поездки он сообщил, что Россия и Япония выбрали около 30 приоритетных проектов для сотрудничества, по которым будет вестись ускоренная проработка с тем, чтобы они приобрели конкретный характер до середины декабря..

1 декабря 2016 г. в преддверии визита в Японию в своём послании Федеральному Собранию Президент РФ В. Путин отметил, что «Мы рассчитываем на качественный прогресс в отношениях с нашим восточным соседом – Японией». Он приветствовал «стремление руководства этой страны развивать экономические связи с Россией, запускать совместные проекты, программы». Чуть раньше в Лиме В. Путин обозначил позицию России по территориальной проблеме: «То, что касается Курильских островов, — это результат Второй мировой войны, и мы считаем, что это на сегодняшний день суверенная российская территория, закрепленная в международных документах после Второй мировой войны». С аналогичным заявлением 2 ноября выступила председатель Совета федерации В. Матвиенко: «Никаких переговоров по передаче двух или всех островов не идет, потому что для этого нет оснований,— сообщила она журналистам.— Я не знаю, откуда появляются разные интерпретации и спекуляции». В самом конце ноября экс-посол РФ в Японии, А. Панов, выступая на «Примаковских чтениях», подтвердил, что не стоит ожидать в ближайшее время подписания Москвой и Токио мирного договора. По его мнению «пока стороны не готовы к такому радикальному шагу».

Эти заявления заметно понизили планку ожиданий в Японии, где надеялись на быстрое продвижение в вопросе о «возвращении северных территорий», на которое, вопреки реальностям и предупреждениям российской стороны, ориентировали японцев местные СМИ.

Весь комплекс мер по сотрудничеству с Россией в последние годы получил в Японии название «новой российской политики». Однако позиция японской стороны по территориальному вопросу не изменилась: разрешение территориальной проблемы и после этого заключение мирного договора. Именно в таком порядке. После встречи во Владивостоке Генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсихида Суга заявил, что Япония не откажется от своей позиции по Курилам и заключении мирного договора с Москвой. Эта позиция регулярно озвучивается японскими политическими лидерами, включая премьер-министра С. Абэ, и сохраняется по сегодняшний день. Позиция Японии ясна, отметил Ё. Суга, «определить принадлежность четырех островов и подписать мирный договор». Для решения этой задачи Япония пошла по пути активизации сотрудничества с Россией в экономической области. Именно на это и направлены инициативы С. Абэ, начиная с его сочинской инициативы, выраженной в предложении плана сотрудничества из восьми пунктов. Именно здесь, видимо, и пройдет водораздел позиций двух лидеров на переговорах в Японии.

Каковы же результаты визита министра иностранных дел Японии в Россию? 2 декабря 2016 г. Ф. Кисида встретился в Санкт-Петербурге с Президентом России. Глава МИД Японии выразил надежду, что в оставшиеся две недели перед визитом В. Путина удастся завершить подготовку к нему, чтобы сам визит был результативным, как с экономической, так и с политической точек зрения. В. Путин, в свою очередь, заверил японского министра, что Москва продолжает работу над реализацией предложений по расширению экономического сотрудничества РФ и Японии, с которыми выступил японский премьер.

Во время встречи Ф. Кисида передал В. Путину личное послание от премьер министра С. Абэ. Японская печать отмечала, что С. Абэ в этом письме выражал пожелание, чтобы во время визита российского президента в Японию «появился хороший шанс открыть прорыв в переговорах по возвращению Северных территорий». На пресс-конференции по итогам встречи Ф. Кисида также сообщил, что на переговорах В. Путин сказал «Я хотел бы, чтобы поездка в Японию имела значительный смысл» В ходе встречи президент России передал ответное послание для премьера-министра Японии Синдзо Абэ.

На следующий день состоялась встреча С. Лаврова и Ф. Кисида в Москве. Итоги встречи С. Лавров подвел на пресс-конференции. Ответы обоих министров на вопрос – есть ли у наших стран совпадения по вопросам, касающимся мирного договора, отличались. Если японский министр уклонился от конкретного ответа, ограничившись упоминанием того факта, что проблемы мирного договора обсуждались, то российский министр, также не вдаваясь в детали, ответил более конкретно: «Самое главное совпадение заключается в четко выраженном политическом стремлении наших руководителей к нахождению взаимоприемлемой развязки, которая обеспечивала бы интересы России и Японии и была бы принята общественностью обеих стран». По его словам, Москва и Токио имеют ряд совпадений в вопросе заключения мирного договора, но завышенных ожиданий в этом вопросе быть не должно. Лавров отметил, что это дело требует «унылой, кропотливой, постоянной работы». «Этому не способствует эмоциональное нагнетание этой темы в СМИ, либо в конфронтационном ключе, либо в русле завышенных ожиданий немедленного прогресса», — сказал Лавров.

Тем самым Министр иностранных дел РФ косвенно объяснил сдержанность своего японского коллеги. Главное в его ответе – это жесткое повторение российской позиции по поводу приоритетов решения проблем. Он подчеркнул, что при ссылке на Совместную декларацию 1956 г. следует помнить, что «неизменной остается последовательность, которая в этой декларации изложена, а именно первым шагом перед всем остальным является подписание мирного договора». Это был ответ на японскую позицию, согласно которой Япония настаивает сначала на решении территориального вопроса, или как они говорят, «вопроса о территориальной принадлежности четырех островов». Кстати, в такой японской позиции кроется лукавство: во всех последних российско-японских соглашениях в переводе на русский язык употребляется выражение «определить принадлежность (кидзоку) спорных островов», но на японском политическом языке – «определить принадлежность (кидзоку) спорных островов» фактически означает «установить принадлежность 4 островов Японии». Ведь термин «кидзоку», который у нас переводится как «принадлежность» (одно из значений), в японском языке юридически понимается, как «возврат прежнему владельцу, возвращать в чьи либо руки».

Ф. Кисида, отвечая на вопрос журналистов об ожидаемых максимальных результатах предстоящей встречи, сказал, что «в вопросе о мирном договоре надо достичь результатов, которые будут приветствовать оба народа». Кроме того, он призвал к прогрессу во всех отраслях двустороннего сотрудничества. Россия, как заявил С. Лавров, рассчитывает, что итоги визита Президента РФ Владимира Путина в Японию придадут новый импульс развитию отношений между Москвой и Токио во всех сферах: экономической, гуманитарной, культурной научной.

Что касается мирного договора, то похоже, что на этой встрече оправдается прогноз А. Панова, о котором мы говорили выше: стороны «пока не готовы к такому радикальному шагу».

Таким образом, так как Россия ставит на первое место подписание мирного договора, а Япония – решение территориального вопроса, необходим поиск взаимоприемлемого решения проблемы, то есть такого решения, которое будет принято народами обеих стран. При этом прогресс в его достижении возможен только на фоне формирования в российско-японских отношениях атмосферы доверия, вывода их на качественно иной, более высокий уровень, взаимовыгодного сотрудничества, прежде всего в практических областях. А это требует усилий с обеих сторон и … времени!

Комментарий подготовил к.и.н. Кожевников В.В.

© Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения Российской академии наук, 2011-2015