Главная » Актуальные комментарии »

Комментарий: «Северокорейский ядерный шантаж: кто-то теряет, а кто-то находит»

Успешные ракетно-ядерные испытания, проведённые КНДР в августе–сентябре с.г., позволяют говорить о существенном научно-техническом прорыве Северной Кореи. В отличие от предыдущих случаев, на сей раз ракеты преодолели территорию Японии, а осуществлённый 2 сентября тестовый подрыв ядерного заряда на полигоне Пхунгери, что в 200 км от границы Приморского края, Пхеньян объявил испытанием термоядерного оружия. Своими новыми демаршами Северная Корея открыто проигнорировала и санкции СБ ООН, и негативную позицию членов «ядерного клуба», чем в очередной раз подтвердила, что не собирается отказываться от своих ядерных амбиций.

Ближайшие соседи КНДР – Республика Корея и Япония – остро отреагировали на ракетно-ядерную активность в непосредственной близости от своих границ, расценив её как прямую угрозу своей национальной безопасности. Для них ядерный шантаж Пхеньяна в конечном итоге может привести к катастрофическим последствиям. Подходы других стран АТР, не входящих в региональную общность СВА, но имеющих здесь немалые интересы, в частности, США и стран Юго-Восточной Азии, к обострившейся обстановке на Корейском полуострове заметно отличаются. И эти отличия в значительной степени определяются как внутренними, так и внешними мотивами.

Для Соединённых Штатов нагнетание напряжённости на Корейском полуострове не грозит никакими рисками, скорее наоборот, формирует благоприятные условия для продвижения американских внутри- и внешнеполитических интересов. «Северокорейская угроза» является удобным оправданием значительного роста оборонных расходов, заложенных в проект федерального бюджета на 2018 финансовый год (начнётся 1 октября 2017 г.). К тому же Д. Трампу крайне необходимо оправдать доверие своих избирателей и выполнить данные им обещания по стимулированию национальной промышленности, а повышение военных расходов всегда гарантирует быструю загрузку производств и их эффективную технологическую отдачу.

В настоящий момент ВПК США остро нуждается в новых заказах. Они могут быть обеспечены двумя основными способами: программой модернизации национальных вооружённых сил и иностранными контрактами. «Северокорейская угроза» как нельзя лучше стимулирует эти формы финансирования. Обеспечение национального ВПК японскими и корейскими военными заказами возможно только в случае поддержания высокого уровня опасений союзников перед конкретной угрозой, вынуждающей их искать защиты и поддержки в Вашингтоне и модернизировать свои вооружённые силы. Непременной составляющей этого процесса будет ещё большая консолидация в рамках альянса США–Япония–Республика Корея при сохранении военно-политического доминирования Соединённых Штатов.

Регулярные заявления американского правительства о том, что военный путь решения северокорейской проблемы рассматривается как единственный, рассчитаны на целевую аудиторию, как в самих США, так и за их пределами. Прежде всего, они ориентированы на мировое сообщество, которое, по мнению Вашингтона, должно привести к мысли, что уничтожение кимченыновского режима является единственным приемлемым путём решения северокорейской проблемы. Второй адресат – КНДР. Подобными заявлениями Д. Трамп стремиться втянуть Ким Чен Ына в губительную для Северной Кореи гонку вооружений в ущерб народно-хозяйственным статьям бюджета. Кроме того, Вашингтон рассчитывает и на то, что его воинственные заявления заставят Россию и Китай, для которых война на Корейском полуострове может иметь весьма серьёзные последствия, двигаться в одном направлении с Соединёнными Штатами.

Политические игры США и их союзников вокруг Северной Кореи совершенно не вписываются ни в систему интересов, ни в тактику поведения, ни в логику международных отношений другого крупного игрока в Восточной Азии – Ассоциации стран ЮВА (АСЕАН). Экономический подъём этих государств стимулировал рост их политических амбиций, однако вмешательство в политические режимы других стран, а также в двусторонние отношения и политику третьих стран, противоречит основному принципу АСЕАН – нейтрализму. Несмотря на то, что географически ЮВА находятся много ближе к Северо-Восточной Азии, чем Америка, ситуация на Корейском полуострове не входит в сферу внешнеполитических приоритетов десяти государств Ассоциации. Безусловно, АСЕАН осуждает ядерные «эксперименты» КНДР и последовательно выступает за денуклеаризацию Корейского полуострова, однако угрозу, которая исходит от Северной Кореи, в Юго-Восточной Азии воспринимают, скорее, как потенциальную и отдалённую. Прежде всего потому, что государствам «десятки» ежедневно приходится сталкиваться с более реальными и серьёзными проблемами. Речь идёт об угрозе распространения терроризма. Количество и жестокость террористических актов в ЮВА не снижается. Неся серьёзные потери на Ближнем Востоке, террористы переносят свою активность в Юго-Восточную Азию и уже заявили о создании в регионе Исламского халифата. Чрезвычайно взрывоопасной также становится ситуация с беженцами рохинджа (этническое меньшинство, проживающее на северо-западе Мьянмы). После очередного обострения конфликта с мьянмскими властями (25 августа с.г.) через границы двинулись сотни тысяч беженцев-рохинджа. Учитывая их маргинальный состав, можно с уверенностью сказать, что они пополнят ряды террористов в тех странах, до которых доберутся.

На фоне вышесказанного ядерные испытания, проводимые в КНДР, видятся в ЮВА несколько иначе, чем в США. Нагнетание напряжённости на Корейском полуострове, а тем более война неприемлемы для АСЕАН, поскольку дестабилизация ситуации в СВА и дальнейшая милитаризация региона неизбежно отразятся и на государствах Юго-Восточной Азии, нарушив, прежде всего, налаженные экономические связи. Для Ассоциации, которая поставила перед собой амбициозную цель стать «третьей экономической силой» в Азии наравне с Индией и Китаем, это будут чувствительные потери. Страны АСЕАН и сегодня не особенно одобряют санкционную политику, стараясь по возможности обходить ограничения. Какова будет их реакция в случае более серьёзных рестрикций, сложно предсказать. Исторический опыт показывает, что в интересах экономической выгоды они готовы поступиться некоторыми политическими принципами. Так, например, было с Таиландом, который, являясь сателлитом США, игнорировал введённое Вашингтоном в 1980 г. эмбарго на поставку продукции в СССР и за три года в несколько раз нарастил товарооборот с нашей страной.

Таким образом, ракетно-ядерный шантаж КНДР по-разному видится и воспринимается нерегиональными акторами. Государства АСЕАН однозначно заинтересованы в сохранении статус-кво, поскольку дальнейшая эскалация напряжённости на Корейском полуострове не даст им никаких выгод, а лишь добавит проблем. Однако эти проблемы не являются настолько острыми и животрепещущими, чтобы тратить на их решение значительные усилия. Что же касается Соединённых Штатов, то северокорейская ракетно-ядерная активность (во всяком случае, на данный момент и в нынешнем состоянии), скорее, способствует их интересам. Для Вашингтона это хороший повод укрепить союзническую солидарность, сохранить привычную архитектуру региональной безопасности и создать условия для роста военных заказов.

Научные сотрудники Лаборатории
ситуационного анализа ЦАТИ ИИАЭ ДВО РАН
к.и.н. Болдырев В.Е.
к.и.н. Симоненок А.В.

© Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения Российской академии наук, 2011-2015