Главная » Актуальные комментарии »

«Кадры решают всё»: формирование нового руководства Коммунистической партии Китая по итогам 19-го съезда

В китаеведной аналитике сложилось представление о нечётных съездах правящей Коммунистической партии Китая как о промежуточных событиях, на которых действующее «поколение руководителей», с одной стороны, избавляется от кадрового наследия предшественников, с другой стороны, начинает готовить передачу власти. Смена руководства происходит на чётных съездах КПК, которые соответственно считаются более «важными». Данное представление базируется на практике 1990-2000-х годов, являвшейся частью установок Дэн Сяопина для предотвращения чрезмерной концентрации власти в одних руках.

Любой съезд КПК – это, прежде всего, событие, на котором принимаются (или вернее, обнародуются) кадровые решения относительно высших органов правящей партии. Во-первых, формируется ее Центральный комитет (205 членов и 171 кандидат). Во-вторых, на первом пленуме Центрального комитета (проводится уже на следующий день после завершения съезда) из числа его членов избираются Политбюро (25 членов) и Постоянный комитет Политбюро (ПК ПБ ЦК КПК, 7 человек). Также избираются Генеральный секретарь ЦК КПК, председатель Центральной комиссии по проверке дисциплины, и формируется партийный Центральный военный совет (ЦВС).

Иерархия членов ПК ПБ ЦК КПК, о которой объявляется на пленуме, служит схемой, по которой в марте следующего года на первой сессии китайского парламента (Всекитайский съезд народных представителей, ВСНП) избираются руководители высших государственных органов. Так, «партиец № 2» получает пост премьера Госсовета (на самом деле так было не всегда, и ранее этот пост «резервировался» за «партийцем № 3»). Сейчас третий в иерархии получает почетный, но менее значимый пост председателя Постоянного комитета ВСНП. Четвертый – менее почетный и еще менее значимый пост председателя Всекитайского комитета Народно-политического консультативного совета Китая (ВК НПКСК, площадка межпартийного взаимодействия). Пятый и шестой в иерархии не избираются на государственные должности, но выполняют ключевые функции в ЦК КПК: оргработу и борьбу с нарушениями дисциплины в партии. Наконец, в текущей конфигурации ПК ПБ ЦК КПК «партиец № 7» получает пост ключевого вице-премьера правительства.

В 2012-2017 годах состав высших органов был сформирован в результате компромисса между представителями нескольких групп влияния в политической элите Китая. Наравне с соратниками Си Цзиньпина в нем было много потенциально оппозиционных ему политиков, близких к предыдущим руководителям КПК [1]. Постоянный комитет Политбюро состоял из семи человек: Си Цзиньпин, Ли Кэцян, Чжан Дэцзян, Юй Чжэншэн, Лю Юньшань, Ван Цишань, Чжан Гаоли. Данная конфигурация отражала широкое влияние предыдущих «поколений руководителей» и не соответствовала усилившимся за первые пять лет правления позициям Си Цзиньпина в партии, армии и регионах.

Таким образом, наблюдатели по всему миру ожидали от 19-го съезда формирования такой кадровой конфигурации высших органов, которая бы отражала усиление Си Цзиньпина в ущерб прежней концепции «коллективного руководства». Предположительно это позволило бы ему сформировать более «послушный» Госсовет, укрепить «вертикаль власти» и эффективней реализовать на практике свои взгляды на развитие Китая.

Также ожидалось, что кадровые назначения по итогам 19-го съезда дадут новую пищу для размышлений, каково будет будущее партии и Китая. Именно это, а не какие-либо решения в области внешней и внутренней политики, является основным содержанием съезда. Стратегия и тактика политического курса решается на других мероприятиях: на пленумах Центрального комитета КПК и сессиях ВСНП, тогда как суть интереса к съезду находится в кадровом вопросе.

Этот интерес подогревался тем, что впервые со времен Дэн Сяопина кадровые назначения были столь сложно предсказуемы. Ведущие мировые китаисты, обладающие высочайшим уровнем связей в китайской элите (Даг Паал, Кевин Радд, Вилли Лам, Чэн Ли, Дэвид Шэмбо) признавались, что у них нет четкого ответа на вопрос, каким будет состав Политбюро, тогда как еще пять лет назад точный список мог лежать у них на столе за несколько месяцев до съезда. Данное обстоятельство свидетельствует как о возросшей закрытости и самоцензуре элиты, так и о неопределенности по ряду дилемм, который предстояло решить Компартии Китая.

Что это за дилеммы: 1) состоится ли компромисс между условной группировкой «элитистов», объединенных вокруг Си Цзиньпина, и группировкой «популистов»[2], связанной с предыдущим руководством КПК (они же понимаются под термином «комсомольцы»), или же новый состав высших органов будет предельно Си-центричным; 2) появится ли в составе ПК ПБ ЦК КПК явные кандидаты на роль преемников Си Цзиньпина и Ли Кэцяна; 3) будут ли нарушены устоявшиеся негласные правила формирования высших органов КПК, согласно которым лица старше 68 лет не получают назначений [3], а в ПК ПБ ЦК КПК не может быть избран человек, ранее не являвшийся членом Политбюро.

Как будут решены эти дилеммы, можно было увидеть по судьбе отдельных персоналий. Например, останется ли в высших органах, несмотря на свой возраст 69 лет, Ван Цишань – ближайший соратник Си Цзиньпина, глава Центральной комиссии по проверке дисциплины и компетентный экономист с перспективой занятия поста премьера Госсовета. Другой вопрос – появится ли в ПК ПБ ЦК КПК Чэнь Миньэр, видный представитель «новой чжэцзянской армии» [4], ранее получивший значимый пост партсекретаря города Чунцин, но не имеющий опыта работы в Политбюро. Определенные вопросы были связаны с будущим Ху Чуньхуа – партсекретаря провинции Гуандун, который на протяжении почти десяти лет назывался будущим сменщиком Си (именно «сменщиком», а не «преемником», так как Ху Чуньхуа считается протеже Ху Цзиньтао). Сомнения вызывало будущее Ван Яна, влиятельного вице-премьера, либеральные взгляды которого на развитие экономики противоречили «государственническому» подходу Си и его команды.

Касательно конкретных должностей эти дилеммы означали: 1) пойдет ли Си Цзиньпин на смену премьера Госсовета (учитывая определенные проблемы, которые возникли в Китае с реализацией решений 3-го пленума ЦК КПК 18-го созыва, и тот факт, что Си и Ли не являются близкими соратниками) – при этом в качестве перспективного кандидата на роль премьера назывался 69-летний Ван Цишань; 2) кто будет возглавлять Центральную комиссию по проверке дисциплины (ЦКПД, ключевой орган антикоррупционной кампании) – оставят ли на этом посту Ван Цишаня или же ему на смену придет другой соратник Си, который в силу своего положения будет восприниматься как новый «серый кардинал»; 3) кто будет в новом составе ЦК КПК контролировать идеологию и пропаганду – ключевые сферы в условиях кампании Си по централизации политического режима вокруг партии.

Необходимо отметить, что перед съездом все аналитические ресурсы, посвященные Китаю, отметились своими прогнозами итогов съезда. При этом консенсуса среди них не было. Фактически, в условиях закрытости политического процесса в Чжуннаньхае, эти прогнозы превратились в «гадания». При этом позитивным эффектом этого стал необычайно высокий интерес со стороны общественности к политическому процессу в Китае, который не отмечался в предыдущие, более предсказуемые, съезды.

19-й съезд КПК прошел с 18 по 24 октября и собрал 2 287 делегатов. Главными его событиями стали: отчетный доклад Си Цзиньпина, в котором была объявлена концепция «социализма с китайской спецификой для новой эры», и включение этой концепции с отсылкой к авторству Си Цзиньпина (习近平新代时中国特色社会主义思想) в Устав КПК в качестве одной из идеологических основ партии. Вкупе с признанием Си «ядром партии»(全党核心) это ставит его в один ряд с Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином и возвышает на фоне партийных лидеров в прежние годы (Хуа Гофэн, Ху Яобан, Чжао Цзыян, Цзян Цзэминь, Ху Цзиньтао). Включение имени Си Цзинпина в Устав КПК не оставляло сомнений, что аппаратная победа осталась за ним, и кадровые решения, оформленные в последние дни съезда, будут отвечать его интересам.

24 октября был избран Центральный комитет из 202 человек (8% кандидатур не были утверждены, при этом на предыдущем съезде этот показатель равнялся 12%). Примечательно, что 69-летний Ван Цишань не вошел в состав ЦК. А 25 октября состоялся 1-й пленум ЦК КПК 19-го созыва, на котором были избраны высшие органы партии.

Постоянный комитет был сформирован в составе 7 человек. Как отмечалось выше, большое значение имеет их иерархия: 1. Си Цзиньпин (64 года, на съезде был переизбран как генсек ЦК КПК и председатель партийного Центрального военного совета), 2. Ли Кэцян (62 года), 3. Ли Чжаньшу (67 лет, ожидается, что возглавит ВСНП), 4. Ван Ян (62 года, ожидается, что возглавит НПКСК), 5. Ван Хунин (62 года, возглавит секретариат и будет курировать вопросы идеологии и пропаганды), 6. Чжао Лэцзи (60 лет, сменил Ван Цишаня во главе ЦКПД), 7. Хань Чжэн (63 года, сохраняет пост партсекретаря Шанхая, ожидается, что будет избран вице-премьером Госсовета). Как видим, возрастной диапазон членов ПК ПБ ЦК КПК колеблется от 60 до 67 лет. Это означает, что правило по верхней планке нахождения на высших постах соблюдено, но при этом отсутствуют явные кандидаты на роль сменщика/преемника Си младше его на 10 лет. Предположительно это означает, что Си не планирует покидать высшие партийные посты (генсек и председатель Военного совета) через пять лет.

Другая ключевая фигура в нынешнем руководстве – Ли Кэцян – будет переизбран в качестве Премьера Госсовета, несмотря на свою принадлежность к «комсомольской группировке». В то же время число «комсомольцев» в ПК сократилось до двух, причем Ван Ян вместо позиции вице-премьера займет малозначимую должность председателя ВК НПКСК. Более важные позиции получили ближайшие соратники Си Цзиньпина Чжао Лэцзи и Ли Чжаньшу. Еще два высших партийца – Хань Чжэн и Ван Хунин – являются относительно нейтральными фигурами, фракционная принадлежность которых не так очевидна (оба успешно сотрудничали как с Си, так и с «шанхайской группой» Цзян Цзэминя, так и с «комсомольцами»), однако их лояльность нынешнему лидеру Китая не вызывает сомнений.

Помимо семи постоянных членов в Политбюро вошло еще 18 человек (расположены по возрасту): Сюй Цилян, Чжан Юся (оба — 67 лет, избраны заместителями председателя ЦВС), Сунь Чуньлань (67 лет, единственная женщина в ПБ), Ян Цзечи (67 лет), Ван Чэнь (67 лет), Лю Хэ (65 лет, глава Канцелярии ЦК КПК по финансовым и экономическим вопросам), Ян Сяоду (64 года), Чэнь Си (64 года, глава орготдела, близкий соратник Си), Го Шэнкунь (63 года), Цай Ци (62 года, партсекретарь Пекина), Чэнь Цюаньго (62 года, партсекретарь Синьцзяна), Хуан Куньмин (61 год, заместитель главы департамента пропаганды), Ли Си (61 год, назначен партсекретарем Гуандуна), Ли Хунчжун (61 год, партсекретарь Тяньцзиня), Ли Цян (58 лет, партсекретарь Цзянсу), Чэнь Миньэр (57 лет, партсекретарь Чунцина), Дин Сюэсян (55 лет, заместитель главы Канцелярии ЦК КПК, сменил Ли Чжаньшу), Ху Чуньхуа (54 года, бывший партсекретарь Гуандуна).

Ключевыми соратниками Си в Политбюро являются Лю Хэ, курирующий экономическую политику, Чэнь Си, курирующий кадровые назначения, Хуан Куньмин, курирующий пропаганду, Дин Сюэсян, курирующий оргработу в Центральном комитете, Го Шэнкунь, бывший министр общественный безопасности, а ныне куратор силовиков в ранге главы Политико-правовой комиссии. Люди Си в Политбюро – это также Цай Ци, Чэнь Миньэр, Ли Хунчжун, возглавляющие три из четырех городов центрального подчинения [5], и Ли Си и Ли Цян, возглавляющие две самые богатые провинции Китая: Гуандун и Цзянсу. В случае, если Си Цзиньпин рассчитывает остаться во главе партии и после 20-го съезда, он будет вынужден пересмотреть «правило 68 лет», что откроет карьерные перспективы и многим его «возрастным» соратникам. Если же исходить из текущих представлений о смене политической элиты, то наибольшие шансы на вхождение в ядро «шестого поколения руководителей»[6] (пусть даже формально) имеют Чэнь Миньэр и Дин Сюэсян, верные соратники Си Цзиньпина. По-прежнему вопросы вызывает политическое будущее Ху Чуньхуа, который, являясь самым молодым членом Политбюро, лишился важного поста партсекретаря Гуандуна и пока не получил новых назначений.

Основные выводы, которые можно сделать, исходя из кадровых итогов 19-го съезда:

  1. степень концентрации власти в руках Си Цзиньпина не имеет аналогов со времен Мао Цзэдуна, в то же время нежелание дестабилизировать обстановку или же необходимость учитывать интересы различных внутриэлитных групп не позволила ему нарушить ряд негласных практик по формированию высших органов КПК и установить полный контроль над Госсоветом;
  2. вероятнее всего, Си Цзиньпин сохранит за собой высшие посты в партии и армии после 20-го съезда КПК, при этом пост председателя КНР, в отношении которого существуют конституционные ограничения, может занять один из «молодых» членов нынешнего состава Политбюро, в качестве которых рассматриваются Чэнь Миньэр, Дин Сюэсян и Ху Чуньхуа;
  3. теория фракционного дуализма, которая являлась основой анализа политического процесса в большинстве исследований в предыдущие пять лет, очевидно уже не соответствует политическим реалиям: либо влияние Си Цзиньпина таково, что члены потенциально оппозиционных групп предпочитают «присягать ему на верность» и входить в его команду (примеры: Ван Хунин, Хань Чжэн, Ху Чуньхуа, Ван Ян, возможно Ли Кэцян), либо взаимодействие фракции Си и «комсомольцев» не имеет характера противостояния, а может быть описано как сотрудничество [7];
  4. политическая практика в Китае в отличие от предыдущих двух десятилетий стала непредсказуема и субъективна, поскольку вместо коллективного руководства, предполагающего компромиссы, решение большинства вопросов замыкается на личность Си Цзиньпина.

И.Ю. Зуенко, научный сотрудник ИИАЭ ДВО РАН

Примечания

[1] По мнению германского аналитического центра MERICS, в ЦК КПК 18-го созыва большинство составляли ставленники Ху Цзиньтао, образующие условную «комсомольскую группировку». См.: China’s Core Executive: Leadership Styles, Structures and Processes under Xi Jinping. Edited by Heilmann and Stepan // MERICS Papers on China. No. 1. June, 2016.
[2] «Элитисты» и «популисты» – термины, которые использует Чэн Ли в своем исследовании Chinese Politics in the Xi Jinping Era: Reassessing Collective Leadership (Вашингтон, 2016).
[3] Это неофициальное правило формулируется как «семь входит, восемь – нет» (七上八下).
[4] «Новая чжэцзянская армия» (корректнее «чжицзянская» 之江新军) — термин, выдвинутый политологом Ма Хаоляном для обозначения соратников Си Цзиньпина по периоду его работы в провинции Чжэцзян.
[5] После избрания Хань Чжэна на пост вице-премьера ВСНП (ожидается в марте 2018 года), вакантным станет пост партсекретаря Шанхая, четвертого города центрального подчинения, на который, скорее всего, также будет назначен кто-либо из ближнего круга Си Цзиньпина.
[6] Им должно быть не более 67 лет к 2027 году.
[7] Подобная точка зрения излагается Чэном Ли в исследовании Chinese Politics in the Xi Jinping Era: Reassessing Collective Leadership (Вашингтон, 2016).

© Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения Российской академии наук, 2011-2015