Главная » Актуальные комментарии »

Никто не хотел уступать. К итогам саммита лидеров США и КНДР в Ханое

27 – 28 февраля 2019 г. в Ханое прошли переговоры Председателя Госсовета КНДР Ким Чен Ына с президентом США Д. Трампом. Это был второй саммит лидеров двух ранее непримиримых государств (первый состоялся в июне 2018 г. в Сингапуре). От этой встречи ожидали многого, поскольку обе стороны были объективно заинтересованы в том, чтобы она выглядела успехом.

Лидер КНДР рассчитывал на хотя бы частичное снятие экономической и политической блокады со своей страны, а взамен был готов продлить мораторий на ракетно-ядерные испытания и прекратить производство ядерных материалов. Это максимальная уступка, которую в данный момент могут себе позволить северокорейцы, чтобы не поставить под угрозу свою национальную безопасность и не стать более уязвимыми перед США. Кстати говоря, с подобными предложениями, неоднократно озвученными официальными лицами КНДР, плохо увязывается заявление Трампа, что Ким Чен Ын, якобы, просил отменить весь пакет односторонних и многосторонних санкций.

В свою очередь президент США остро нуждается сейчас в улучшении своего политического имиджа. Уже через год очередные президентские выборы, и на фоне нарастающего в Соединённых Штатах внутриполитического противостояния Трампу очень важно добиться внешнеполитического успеха. Кроме того, Вашингтон всё больше стало беспокоить начавшееся межкорейское сближение. За последний год в отношениях между Севером и Югом был достигнут заметный прогресс, и важные договоренности, касающиеся сферы региональной безопасности на Корейском полуострове (Пханмунджомская декларация, военное соглашение между КНДР и РК), чуть было не отодвинули США на второй план.

Таким образом, обстановка, в целом, благоприятствовала проведению саммита, но, как говорится, «не срослось». Оба лидера, хотя и демонстрировали дружелюбие и рукопожатия, никаких итоговых документов не подписали. Мировые СМИ пестрят комментариями и догадками экспертов разных мастей. Одни называют ханойский саммит «провалом», другие более сдержанно заявляют, что каждая из сторон чересчур понадеялась на то, что партнёр по диалогу, в конечном счёте, уступит. Предлагались даже откровенно конспирологические версии: от сговора двух лидеров, чтобы иметь возможность встретиться в будущем, до ошибок в работе переводчиков, которые могли неправильно донести слова «полное» и «частичное».

В целом, американо-северокорейский саммит вызывает противоречивые ощущения. С одной стороны, было понятно, что его итоги не будут прорывными, но того, что он завершится нулевым результатом, пожалуй, не ожидал никто, в том числе, и сами лидеры. Трамп явно рассчитывал на хотя бы минимальный результат – другой ему в складывающейся ситуации был и не нужен. Но на фоне всех его неприятностей: показания адвоката Коэна, непрекращающаяся перепалка по поводу стены на американо-мексиканской границы, конфликт с разведывательным сообществом, плюс множественные внешнеполитические «осечки» (Сирия, Турция, Иран, Венесуэла…) президенту США была необходима, по крайне мере, красивая картинка. Однако красивой картинки не получилось. Саммит закончился досрочно, а Трамп, хоть и пытался бравировать, но был явно неудовлетворён. Хотя начиналось всё многообещающе. После первой беседы лидеров появились сообщения, что стороны подтвердили необходимость открытия офисов связи, отвечающих за двустороннее взаимодействие США и КНДР (некий аналог дипломатических представительств в условиях отсутствия дипотношений), а также поступала косвенная информация о подготовленном тексте итоговой Ханойской декларации. Но во время второй беседы лидеров, которая состоялась в расширенном составе, вероятно, произошло то, что в народе называют «нашла коса на камень».

Трамп уже зарекомендовал себя как эпатажный политик, он ведёт государственные дела в той же манере, что и свой бизнес на рынке недвижимости: резко взвинчивает цену, давит на соперника, а потом, разыгрывая роль своего парня, выжимает из него сделку на своих условиях. Однако в дипломатии законы бизнеса не работают, и уж точно, тактика Трампа не сработала в отношении Ким Чен Ына. Угрозы применения военной силы не прошли, экономические санкции не сработали. Северная Корея – хорошо организованное и очень милитаризованное государство, к тому же обладающее оружием массового уничтожения. «Оранжевая революция» в КНДР невозможна, поскольку для неё просто нет условий. Авторитарный режим, отсутствие оппозиции, блокирование любой информации извне, которая могла бы повлиять на массовое сознание – всё это не позволяет даже зародиться протестному движению, а постоянное внешнее давление и угрозы уничтожить страну приводят лишь к тому, что северокорейцы ещё больше сплачиваются вокруг своего лидера. Попытка Трампа подойти к решению проблемы, воздействуя лично на Ким Чен Ына, то щедро расточая комплименты в его адрес, то ругая его, также не удалась.

Если говорить о тактике и позиции северокорейского лидера, то ханойский саммит в очередной раз подтвердил, что ядерное оружие Ким Чен Ын не разменяет ни на какие преференции. Это его единственный козырь, и он его не отдаст, даже если США и ООН снимут все санкции, и Северную Корею наводнят американские инвестиции (тем более, что санкции сегодня сняли, а завтра ввели). Конечно, жёсткий санкционный режим лёг тяжёлым бременем на экономику КНДР, однако Пхеньян не станет добиваться снятия санкций любой ценой, в конце концов, северокорейцы не одно десятилетие живут под санкциями и за это время уже смогли адаптироваться к ним. К падению государства и режима международные санкции уж точно не приведут, равно как к гуманитарной катастрофе (массовому голоду), особенно сейчас, когда северокорейская экономика на подъёме.

Главная цель Ким Чен Ына – мирный договор с США, гарантии безопасности и признание КНДР как полноценного государства, равноправного актора международных отношений (а не «страны – изгоя»). С этим он и ехал на ханойский саммит. Однако у Трампа другие цели и другой взгляд на региональные проблемы. Он выстраивает свою дипломатию с оглядкой на внутриполитическую обстановку в США и национальные приоритеты (в том числе, в сфере внешней политики), к которым Северная Корея и весь Корейский полуостров отношения не имеют.

Сложно сказать, насколько действия и заявления Трампа согласуются с рекомендациями, выводами и предложениями дипломатов, разведчиков, американских специалистов, вовлеченных в проблемы Корейского полуострова. Во всяком случае, рабочей группой, занимавшейся подготовкой к саммиту, во взаимодействии с северокорейскими коллегами была проделана большая работа, которая могла бы способствовать принятию итогового документа. Разработанная ими «дорожная карта» денуклеаризации КНДР была не только представлена президенту, но, очевидно, обсуждалась с северокорейской стороной. Однако Трамп выбрал другую тактику и потребовал от северокорейской стороны «всё или ничего». Ким Чен Ын, хотя и надеялся на прогресс в переговорах, но, по видимому, предполагал нечто подобное. По крайней мере, внешне он не выглядел расстроенным, и было не похоже, чтобы срыв переговоров был для него неожиданностью. Ким Чен Ын спокойно распрощался с Трампом и продолжил запланированный двухдневный визит во Вьетнам.

Справедливо ли по итогам ханойского саммита делать вывод, что какая-то из сторон выиграла, а какая-то проиграла? Наверное, нет. Даже при таком раскладе есть очевидные плюсы: лидеры США и КНДР лучше узнали друг друга, выяснили позиции, прощупали тактику и не довели дело до резкого обострения отношений. Саммит стал уроком не только для Трампа, но и в целом для американской дипломатии, которая ранее не имела опыта ведения переговоров с северокорейскими лидерами. Прошедшая же встреча показала, что тактика давления и ультиматумов в диалоге с КНДР не действует, а решения по комплексным и сложным вопросам ядерного разоружения северокорейская сторона будет принимать только на основании тщательно подготовленных и согласованных документов.

Подводя итог, Трамп, как герой из известной детской сказки, «улетел, но обещал вернуться». А Ким Чен Ын, хотя и уехал на своём знаменитом бронепоезде без комментариев и обещаний (и не факт, что в среднесрочной перспективе пожелает вновь встретиться с президентом США), но, на наш взгляд, может быть удовлетворён результатами встречи. Он показал себя сильным, независимым и уверенным лидером самостоятельного государства, и у него в запасе остались возможности для торга с последующими президентами США.

Остаётся надежда, что в дальнейшем Вашингтон и Пхеньян будут искренне стремиться к компромиссу, сознавая, что у них практически нет другого выхода, т.к. малопривлекательной альтернативой как для США и КНДР, так и для других региональных акторов является дальнейшая эскалация напряженности в Северо-Восточной Азии, потенциально чреватая ядерным коллапсом. А не подписание Трампом и Ким Чен Ыном итогового документа – это не провал, а тоже результат, т.к. давно известно, что путь в тысячу ли начинается с первого шага.

Заведующий Лабораторией ситуационного анализа ЦАТИ ИИАЭ ДВО РАН Мишин Валерий Юрьевич
Научный сотрудник Лаборатории ситуационного анализа ЦАТИ ИИАЭ ДВО РАН, к.и.н. Симоненок Анна Владимировна

© Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения Российской академии наук, 2011-2018