Главная » Актуальные комментарии »

Всеобщие выборы в Таиланде: демократический переход под военное управление

24 марта в Таиланде прошли первые после 2011 г. парламентские выборы. Во многом они стали особенными. Прежде всего, в том, что состоялись в условиях, когда у власти в стране находится военная хунта, которая, несмотря на введённые ею же политические ограничения, объявила и провела всеобщие выборы в высший представительный орган власти с соблюдением базовых демократических принципов (в том числе, свободы слова).

Впервые за пять лет гражданам Таиланда была предоставлена возможность открыто высказать свои политические взгляды. В мае 2014 г. военные, совершив государственный переворот, ввели запрет на все митинги, собрания, агитации и прочие политические акции, одновременно установив жёсткую цензуру. Таким образом правительство во главе с генералом Праютом Чан-оча смогло положить конец политическому хаосу, к которому привела обострившаяся борьба за власть двух крупнейших политических сил – Демократической партии (выражающей интересы традиционной тайской элиты) и партии «Пхыа тхай» («Ради тайцев»), продвигающей интересы новой тайской элиты во главе с бывшим премьер-министром Таиланда Таксином Чиннаватом. Пятилетний застой в политической жизни страны, связанный с правлением военных, не мог не повлиять на расстановку политических сил в стране, но в условиях военной диктатуры трудно было определить, насколько эти изменения серьёзны и в какую сторону сместились политические предпочтения избирателей.

Состоявшиеся 24 марта выборы в Палату представителей Национальной Ассамблеи Таиланда, наконец, показали реальную картину, и для многих она стала неожиданной. Окончательные итоги будут подведены только 9 мая. Что же касается предварительных результатов, то в течение послевыборной недели из Центральной избирательной комиссии поступали противоречивые данные, которые ставили на первое место то одну партию, то другую. Многочисленные жалобы на нарушения процедуры выборов, подкуп избирателей, обвинения в непрозрачности подсчётов, признание недействительными более 2 млн. бюллетеней – всё это лишь усиливало нервозность и добавляло неопределённости. Однако имеющихся данных уже достаточно, чтобы сделать основные выводы по итогам голосования.

Первый и, пожалуй, главный вывод состоит в том, что за пять лет нахождения у власти военных в Таиланде существенно изменился политический ландшафт. Демократическая партия, являвшаяся на протяжении десятилетий ведущей политической партией Таиланда, фактически ушла с политической авансцены, получив лишь 11% голосов (на предыдущих выборах 2011 г. – 31,8%) и не войдя даже в тройку лидеров. В Бангкоке, где демократы всегда доминировали, они не смогли получить ни одного голоса. Признав полный провал на выборах, лидер Демократической партии Апхисит Вечачива заявил о своей отставке. Что же касается их главного в прошлом оппонента – партии «Пхыа Тхай» – то она сохранила своё место на политическом Олимпе, хотя и потеряла в голосах, получив поддержку лишь 23% избирателей (против 53% в 2011 г.). К кому же ушли все эти голоса? И вот тут ещё одна неожиданность: к всеобщему удивлению большую поддержку на всенародном голосовании – более 23% получила партия «Пхланг Прачарат» («Сила народного государства»), которая была создана в прошлом году сторонниками генерала Праюта Чан-оча и нынешнего военного правительства.

Эксперты с самого начала предсказывали, что борьба за места в парламенте развернётся между двумя партиями: «Пхыа Тхай» – популярной среди многочисленных категорий сельского населения и с 2001 г. неизменно побеждающей на всех выборах, и партией власти «Пхланг Прачарат». Однако никто не предполагал, что на всенародном голосовании прохунтовская партия получит такую большую поддержку простых избирателей. Накануне выборов политологи утверждали, что «Пхланг Прачарат» может составить конкуренцию политическому тяжеловесу только опираясь на административный ресурс и правовые привилегии, которые военное правительство получило с введением нового законодательства. Так, например, военными была проведена реформа избирательной системы и введена новая конституция (2017), согласно которой Сенат в количестве 250 человек является полностью назначаемым. Это может сыграть решающую роль при голосовании по кандидатуре премьер-министра, поскольку, согласно новой конституции он избирается на совместном заседании нижней и верхней палат.

В Палате представителей, состоящей из 500 народных избранников, военные также создали условия, максимально обеспечивающие им контроль над представительным органом. Конституция 2017 г. сохранила в Таиланде смешанную (пропорционально-мажоритарную) избирательную систему (350 по одномандатным округам, 150 по партийным спискам), однако на нынешних выборах избиратель получил не два бюллетеня, а один общий, в который были включены кандидаты и по округам и по партийным спискам. Учитывая, что представительство любой партии складывается из суммы мажоритарных и пропорциональных мандатов, такая схема ослабляет позиции крупных партий, таких как «Пхыа Тхай», практически лишая их возможности занять большинство мест в парламенте, и создаёт условия для формирования слабых неустойчивых коалиций, которыми можно легко манипулировать.

К формированию коалиций партии уже приступили. «Пхыа Тхай», по предварительным подсчётам получившая 137 мест в парламенте, заявила о создании коалиции в составе 255 (по обновлённым данным 253) депутатов, что обеспечит ей коалиционное большинство в нижней палате. Однако такой расклад вряд ли сможет поколебать позиции нынешнего премьера Праюта Чан-оча, который наверняка возглавит следующее правительство, гарантированно заручившись поддержкой 250 сенаторов и 118 депутатов в Палате представителей (от партии «Пхланг Прачарат»). Кроме того, велика вероятность, что в проправительственную коалицию войдут демократы со своими 54 голосами.

Исходя из распределения голосов, можно сделать вывод, что происходящая в Таиланде глобальная перегруппировка политических сил принципиально не изменила общую конфигурацию политического пространства с его чётким делением на два противоборствующих лагеря, условно, «либералов-буржуа» и «консерваторов-монархистов». Оба лагеря претерпели существенные изменения в своём составе. В команду «либералов-буржуа», возглавляемую «Пхыа Тхай» (партией миллиардера и бывшего премьера Таксина Чиннавата) влилась партия «Future Forward», созданная в 2018 г. молодым тайским миллионером Танатоном Тьенгрунгренгкитом. Высокий рейтинг «Future Forward» – 17% голосов избирателей и 87 мест в парламенте – стал ещё одной неожиданностью выборов. А в стане «консерваторов-монархистов» появилась новая сильная партия «Пхланг Прачарат» (поддерживающая военное правительство и генерала Праюта), которая подхватила знамя, выпавшее из рук демократов, и возглавила консервативный лагерь.

Сегодня всё очевиднее становится, что хунта не намерена отказываться от своей власти. Военные последовательно проводят курс на укрепление позиций, и прошедшие 24 марта парламентские выборы следует рассматривать как очередной шаг к легитимизации их власти. Первым шагом было принятие в 2017 г. конституции, ограничивающей демократические права граждан и расширяющей полномочия бюрократии. Вторым – создание в 2018 г. партии «Пхланг Прачарат», которую в Таиланде называют партией военной хунты. И на парламентских выборах сторонники и члены военного правительства, организационно оформленные в политическую партию, выступили уже как равноправные участники демократического процесса.

Надо сказать, что военные в Таиланде всегда были мощной политической силой, однако де-юре они никогда не признавались самостоятельным политическим игроком, не являлись частью партийно-политической системы и всегда действовали за рамками и вне правил политико-правового поля. Регулярно совершая перевороты, тайские военные обеспечивали условия для прихода к власти той или иной политической группировки, а затем, как правило, уходили в тень и сосредотачивались на выполнении своей главной задачи. Происходящие сегодня процессы открывают новую страницу в истории тайской политической системы. Отныне армия становится частью партийной системы, получает возможность участвовать в политическом процессе на всех уровнях и таким образом отвоёвывать себе власть демократическим путём.

Победа партии «Пхланг Прачарат» на воскресных выборах вызвала шок в лагере тайских демократов, которые надеялись, что граждане выскажутся против хунты. И эти расчёты были во многом обоснованы, поскольку военное правительство кроме того, что ввело жёсткие ограничения в политической сфере, ещё и крайне неуспешно в осуществлении социально-экономической политики. Заявленные социальные программы, очень привлекательные и масштабные, по большей части, носят популистский характер (впрочем, как все программные заявления участвующих в выборах партий). Большинство из них реализовать будет невозможно из-за значительного бюджетного дефицита. Экономика Таиланда сейчас находится не в лучшем состоянии. Рост ВВП в последние два года с трудом удалось довести до 4% (после катастрофического падения в 2014-2015 гг.), но это всё равно ниже тех показателей, что были до военного переворота. По сравнению с периодом до 2014 г. снизился объём прямых иностранных инвестиций, продолжается падение стоимости тайских ценных бумаг, снижаются закупочные цены на сельскохозяйственные культуры, увеличивается разрыв в уровне благосостояния. При растущем дефиците бюджета (последние 2 года 3-4% от ВВП) расходы на армию увеличились на 10%. Военному правительству пока удаётся сохранять низкий уровень инфляции (не более 0,5%), а также безработицы. Но для Таиланда эти два показателя традиционно низкие, на протяжении многих лет они не превышали 1-2%.

Если говорить о социально-экономическом блоке, то деятельность правительства под руководством Таксина Чиннавата (2001-2006), который стоит за партией «Пхыа Тхай», была гораздо успешнее. Хотя его тоже обвиняли в популизме, но на его счету ряд значимых достижений в экономике и социальной сфере. За время его премьерства были выплачены долги перед МВФ, снижены цены на медицинскую страховку, повышены закупочные цены на рис, сократился уровень бедности. У военных за такой же срок в пять лет из заметных достижений лишь реформа избирательного права и новая конституция.

Всё это, конечно, способствует формированию протестных настроений в обществе, и оппозиционные силы рассчитывали использовать их против хунты. Тайские политологи называли прошедшее голосование референдумом об отношении граждан к военному правительству и его лидеру генералу Праюту. И вот результат: военные имеют значительную поддержку в обществе.

Выборы, состоявшиеся 24 марта при довольно высокой явке (около 75%), дают достаточно полную картину общественного мнения и позволяют сделать два важных вывода относительно политических настроений и предпочтений тайских граждан. Первый: в тайском обществе сегодня существует большой запрос на мир и стабильность. Именно это имели ввиду почти 8,5 млн избирателей, проголосовавших за прохунтовскую партию. И дело здесь не в том, что тайцы против либеральных ценностей и демократии. Они, скорее, против той части политической элиты, которая выступает носителем этих либеральных ценностей, и, прикрываясь демократией, борется за власть, не выбирая средства и методы и нарушая жизнь страны. У всех ещё свежи в памяти события, предшествующие военному перевороту. Непрекращающиеся массовые митинги и демонстрации, блокирование улиц и аэропортов, препятствование работе государственных учреждений, кровопролитные столкновения с десятками жертв… Страну буквально лихорадило, государственные органы не могли нормально функционировать, практически все проекты (и политические, и экономические) блокировались то одной стороной, то другой. Выборы в 2014 г. проходили в обстановке уличных демонстраций сторонников и противников правительства, беспорядков и столкновений. Массовые случаи осады избирательных участков и воспрепятствования голосованию вынудили Центризбирком признать выборы недействительными. Ещё немного, и Таиланд оказался бы на грани гражданской войны, в Бангкок уже начали подтягивать из других районов (в том числе, с бедного Севера) массы, для участия в протестных выступлениях.

Военные, взяв власть в свои руки, стабилизировали ситуацию, успокоили массы, сбили накал страстей, жизнь вернулась в нормальное русло, только без политической активности и конкуренции. Но простому обывателю это и не нужно, тем более, что тайцы в массе своей всегда были политически инертны. Так что неудивительно, что значительная часть тайского общества симпатизирует военной хунте.

Сегодня политическое пространство в Таиланде сильно поляризовано. Граждане поставлены перед необходимостью выбирать между двумя крайностями: либо диктатура, либо демократия (что для тайского менталитета тоже, своего рода, крайность). В этой ситуации лидеры переворота выдвинули лозунги национального примирения, и они стали единственной политической силой, выступившей с подобной инициативой. Оппозиционные партии были сосредоточены исключительно на достижении победы и превосходства своих идей и идеологий над другими, а партия «Пхланг Прачарат» предложила в качестве основных пунктов своей предвыборной программы очень привлекательные для тайского менталитета тезисы обеспечения политической стабильности и осуществления преемственности власти. Как сказал в своё время генерал Прают: «Сначала порядок, потом – демократия». И это мнение разделяет значительная часть тайцев. Как показывают регулярные опросы общественного мнения, проводимые независимыми социологами, в представлении большинства населения Таиланда идеальным вариантом является ограниченная демократия, которую, по большому счёту, и предлагают военные.

Второй важный вывод, который можно сделать относительно общественных настроений: В Таиланде налицо существенное снижение уровня доверия к деятелям и партиям, имеющим давнюю политическую историю. На многих избирательных округах потерпели поражение кандидаты (среди которых были очень известные лица), баллотирующиеся под лозунгами старейшей в Таиланде Демократической партии (1946) и сильнейшей в XXI в. партии «Пхыа Тхай». Почти 50% голосов забрали две партии, созданные только в прошлом году («Пхланг Прачарат» и «Future Forward»). Сегодня тайцы всё больше хотят видеть новые лица в политике, а значит, в обществе сложилась потребность в обновлении не только политических идей и методов, но и самой политической системы. Так что в ближайшем будущем Таиланд, наверняка, ждут перемены в этой сфере, а вот в каком направлении, – зависит от того, насколько консолидированы будут политические силы, и насколько их предложения будут соответствовать потребностям и ментальности тайского общества. Пока перевес на стороне военных.

Научный сотрудник Лаборатории ситуационного анализа  ЦАТИ ИИАЭ ДВО РАН, к.и.н. Симоненок Анна Владимировна

© Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения Российской академии наук, 2011-2018